Как мы бродяжили по Атлантике. Часть 2

Олег Ельцов, фото автора, tema.in.ua

Штурм Санта Барбары, паровозики для половозрелых даунов, легенда о портовых шлюхах в Малаге, обновление экипажа и – вперед, на Гибралтар!

Остальные дни средиземноморской части маршрута прошли, как и предыдущие: день - в море, под вечер - заход в очередную марину, прогулки по набережным, закупки провизии, долгие сборы и выход в море на следующий день. Ветер нас не баловал, очень часто включали двигатель. Это чрезвычайно раздражало: даже незначительный шум двигателя убивает всю прелесть нахождения в море. Благо, на лодке был медиаплеер, довольно мощные колонки в кокпите и кают-компании. Почти все старались выползти в кокпит: вкушали заморские вина, спорили о музыке и обсуждали несуществующие проблемы...

Иногда останавливались и устраивали купание с последующим загоранием на палубе и фотографированием с надеждой попасть на обложку глянцевого журнала.

Если бы не путевые заметки в моем потрепанном блокнотике, все средиземноморские воспоминания скомкались бы в памяти в нечто однородно-попсовое. Как люди регулярно проводят недели в таком режиме не на парусных, а на моторных яхтах: чадящих, тарахтящих -  великая загадка.

Мой блокнот делится воспоминаниями:

28 октября

Ночью пришвартовались в марине второго по величине города Испании Аликанте.

Утром нас встретили друзья шкипера, осевшие на испанской территории. Прошлись по набережной. На ней, как и повсюду – куча пенсионеров, бодрые старушки в шортиках занимаются аэробикой.

Мы направились в сторону городской доминанты: старинной крепости на вершине холма - Санта Барбара. Туда, естественно, можно подняться на лифте.  Но мы с другом Володей не ищем легких путей и принимаем решение подняться по старинным ступеням, которые топтали испанцы многие века. Тропа совсем древняя и заброшенная, посреди каменной лестницы выросли кактусы, через которые мы с осторожностью пробираемся. Жарко. Когда мы приблизились до крепостных башен на полет стрелы, пришло понимание, что до нас тут никто не ходил лет сто. Но мы уверенно продвигались к вершине, готовясь к покорению Санта Барбары. При этом пришлось изрядно попетлять, пока мы вдруг не уткнулись в решетку, преграждающую проход. Это не стало для нас непреодолимой преградой.

Цель была близка:  еще один марш-бросок – и наше малочисленное войско получило бы крепость на разграбление...

Увы, защитники крепости в лице передового дозора зорко следили за приближением славянских орд. Постовые на крепостной стене срочно вызвали командира. Им оказался пузан в яркой жилетке. То, что это крупный военоначальник, мы поняли сразу – по его тембру голоса  и зычному рыку в наш адрес. Что именно кричал полководец мы, конечно, не поняли. Но догадались, что едва наш передовой отряд приблизится к стенам крепости, как на наши головы обрушатся потоки раскаленной смолы и тысячи стрел. Безусловно, окончательная победа осталась бы за нами. Но мы не хотели военного конфликта и жертв среди мирного населения.

После краткого совещания мы, сохраняя стройность боевых рядов, с развернутыми знаменами ретировались. Обойдя крепость по периметру, пришли к выводу, что изначально нам указали неверный путь. Нам – истинным воинам – показалось постыдным заходить в крепость через крепостные ворота, как это делают всякие маркитанты и прочие безлошадные крестьяне.

Мы направили стопы к городскому рынку. Цель была одна: съесть свежеприготовленную рыбу. Но ресторанчиков на подобие тех, что довелось посетить на центральном рынке Барселоны, обнаружено не было. Утешились фотографированием туш тунца, акул и прочих морских гадов.

Больше в этом городе смотреть было нечего: как и везде в Европе – тотальное отсутствие газонов, поразительная чистота и законопослушание: скучно! Около трех часов убили на попытки обменять доллары на евро. Оказалось, что в этом городе (и не только в нем) нельзя просто обменять валюту. Иностранец должен открыть счет в банке и уже через этот счет проводить валюто-обменную операцию. Такая вот борьба с отмыванием денег.

Пока мой товарищ пытался на своем тарабарском наречии изъясниться с сотрудниками очередного банка, я искал объект для фотографирования. Наконец, обнаружил на площади дивный памятник. По привычке подумал: а ведь здесь мог стоять монумент Ленину, если бы победила мировая пролетарская революция... Но, присмотревшись, догадался: местные латентные коммунисты воздвигли памятник Н.К.Крупской.

В нашей марине Portiva del puerto del Alicante (как звучит!) был обнаружен пиратский четырехпалубный корабль с пушками на борту. Увы, при ближайшем рассмотрении это оказался современный самопал, в котором разместились кабаки и прочие учреждения досуга для нетребовательных туристов.

По набережной катался вездесущий паровозик, в котором сидели взрослые дяди и тети с разинутыми ртами.  До чего же милые люди, эти массовые туристы! Помнится, мои дети потеряли интерес к поездкам на паровозиках лет в семь.

Чтобы не выделяться в толпе, мы выкушали на набережной мороженого и после обеда отчалили.

29 октября

Очередная ночевка – в марине городка Альмерия. Полдня бесцельно прошатались по уменьшенной копии Аликанте. Набрели на огромный супермаркет, где накупили за бесценок роскошных сыров на всю команду, прихватили бутылочку красного и отправились на пляж. Багет с тремя видами сыра, который запиваешь прекрасным вином, сидя на волнорезе – что может быть лучше? Искупались и потопали на лодку. Путь наш пролегал по малолюдному пляжу. Время не туристическое, но пляж ежедневно чистят-ухаживают. И все равно загорать на нем не хочется. Все дело в песке: он какого-то грязно-серого цвета. Пейзаж украшали лишь тела одиноких девушек топлес. Они явно доминировали. Подумалось: при такой скудности кавалеров девушки уедут, так и не отдохнув, как писал великий Довлатов.

И снова – как по графику: вышли после обеда, чтобы ночью зайти в очередную марину очередного городка.

30 октября

Картахена – предпоследний городок по маршруту нашего средиземноморского трипа. Очень жаль, что времени на его осмотр практически не было. Пока проснулись, пока сходили в душ (мыться и стираться в марине много удобнее, чем на борту), настало время отчаливать. Володя успел на часок сгонять в город. По отзывам, городишко древен и хорош: в наличии – развалины римского амфитеатра и очередная крепость. Также был замечен памятник погибшим морякам (все, что связано с морем, в портовых городках очень популярно), также на набережной стоит гигантская пародия на роденовского «Мыслителя» и мелкий памятник Колумбу.

Два последних дня старпом то и дело что-то высматривал в своем планшете. Оказалось, по прогнозу в наши края шел грозный циклон и следовало во что бы то ни стало спрятаться от него в марине. А поскольку в Малаге к нам должны были присоединиться новые члены экипажа, а часть команды улететь домой, то опоздать мы не могли.

В Малагу шли на всех парах: сначала под двигателем и всеми парусами, а с усилением ветра двигатель был отключен, но лодка неслась все быстрее, крен был все больше... Передвигаться приходилось, непременно держась руками за что-то надежное. Небо мрачнело. Но, как не удивительно, хмурыми были только кэп и его помощник – на них давил груз ответственности. Матросня, включая хрупкую девушку Женю, находилась в приподнятом настроении. Мы натянули все возможные куртки-виндстоперы и приступили к отмечанию завершения первого этапа нашего трипа.

Я между делом поинтересовался у шкипера: какие планы на Малагу? Тот констатировал: доведется два дня стоять на приколе, пока съедутся-разъедутся члены команды. И обреченно добавил: «В общем,  два дня бухаем...»

Кажется, шкипер что-то знал: чутье морского волка подсказало ему единственно возможное развитие событий на берегу...

31 октября

Чалились ночью в марине Бенальмодено. Это в 15 км от Малаги. Два города соединяет автобусный маршрут: 2,5 евро - и через 40 минут ты на месте, либо одна остановка на такси – в десять раз дороже. Малага по отзывам хороша: есть музей Пикассо, кафедральный собор, переделанный в средние века из мечети... Впрочем, всего этого я не увидел. Еще на переходе в Малагу меня угораздило простыть. Все два дня я валялся в каюте, температурил, угрожающе кашлял и с тоской представлял, как проведу две оставшиеся недели в этом плавучем лазарете...

А за дверью моей каюты все это время кипела жизнь пьяной матросни, сошедшей на берег после длительного перехода. Над мариной во всю мощь наших динамиков гремели мелодии БИ-2, которые на повторе радовали слух все двое суток. До меня доносились обрывки нетрезвых голосов из кокпита, потом затихающий топот ног, затем топот приближался, ему аккомпанировал звон бутылок. В рационе питания на смену легким сухим винам пришли крепкие напитки: виски, бурбон, ром...

Выползя поутру на свежий воздух, я заметил на лицах двух членов экипажа следы членовредительства. Официальная версия просто идеально ложится в рассказы матерого морского волчары: матросня в баре обратила внимание на портовых шлюх, но потом вдруг передумала и отказалась от их услуг – дамы были не достойны нашего экипажа. Честь продажных девушек решил защитить их темнокожий сутенер. В результате о его голову была разбита бутылка «Джэк Дэниэлс» (увы, полная), а пьяные матросы едва спаслись бегством от полицейской погони.

Думаю, все было несколько иначе: знаете ли, после избытка выпитого даже у морских волков теряется координация, к тому же на яхте есть много выступающих элементов, о которые можно пораниться по неосторожности... Да и полиция в Европе работает на отлично, когда в ней есть реальная необходимость. Одним словом, выберете версию событий, которая вам больше нравится. Поскольку все это время я валялся на лодке под температурой, не могу служить гарантом правдивости дикого разгула команды на испанском берегу.

Во время стоянки я только раз выполз на набережную. Она немного напомнила мне Венецию. Но ослабленный организм не мог больше выносить туристического оживления. Мы отыскали удаленный спортивный барчик и вместе с его постояльцами за кружкой пива поболели за одну из команд в телетрансляции неведомой нам игры.

Постепенно лодку покинули три члена экипажа, а их место заняли четверо новичков, решивших пройти путь от Малаги через Гибралтар по Атлантике до Мадейры и далее – на Канары.

Во время «пересменки» нас наконец догнал обещанный циклон. На море поднялась жуткая свистопляска. Даже из каюты под защитой мола жутко было наблюдать за тем, на что способна стихия. Мы до звона натянули муринг и  швартовы, но даже в марине лодку изрядно болтало.

Рядом с нами чалились три лодки с польскими экипажами. Они тоже весело пережидали циклон. Правда, нам внушал опасения их шкипер. Он крайне непрофессионально провел швартовку, плохо закрепил концы и ночью лодку изрядно скребло о причал. Поляки шли по тому же маршруту, что и мы. Я еще вспомню об одном из этих экипажей.

2 ноября

Наступил день отправления. Впереди – еще одна ночь в Гибралтаре, после чего никаких берегов, набережных в граните и придурковатых отдыхающих: только океан, без видимости берега и всяческие неожиданности, поджидающие моряка при переходе в Атлантике.

К этому времени мое самочувствие значительно улучшилось (на море как-то быстро выздоравливаешь) и я выглядел даже лучше, чем похмельный экипаж. Мы массово скупились в супермаркете - на неделю автономного плавания, забили холодильник, заправились водой и солярой.

Выходили на закате. С этого момента на лодке был установлен полноценный график вахт: три пары сменяли друг-друга каждые два часа. Кроме того, на вахте всегда присутствовал шкипер или его помощник – люди, которым чартерная компания доверила нашу безопасность и управление лодкой.

При выходе из Малаги я заступил на свою первую вахту. Окончательно не выздоровев, я натянул на себя весь наличный гардероб, вооружился термосом с горячим чаем, уселся за штурвал лодки, которая шла под управлением автопилота, и стал зорко всматриваться в горизонт.

Продолжение следует

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

>